Тысяча!
- Нет. – Скупщик не поддавался.
- Тысяча за каждое, или я ухожу. – Пригрозил Джин.
- Извините, но по тысяче я вам за них не дам!
- Что ж, тогда прощайте... - сказал Джулиан, поднимаясь. Он уже собирался уходить, как вдруг на его пути возникла соблазнительная женская фигурка в облегающем кремовом платье. Уже собираясь сказать леди какой-нибудь приятный комплимент, он поднял глаза и увидел ее лицо. Это была невеста его братца, та самая, чьи кольца он недавно умыкнул из сейфа Патрика. И самым неприятным оказалось, что эти самые кольца в тот момент лежали у него на ладони. И конечно эта сногсшибательная девица их заметила.
Выходя из кареты, Кристина поняла, что день окончательно испорчен, поскольку на пути от кареты до ювелирной лавки ей повстречалась лужа, в которую она не преминула вступить. Освободив туфлю от ненужной влаги посредством легкого потряхивания ногой, она продолжила свой путь.
В магазине, как всегда в это время дня, было тихо и безлюдно. Клонящееся к закату солнце лениво светило в окно. Какой-то внушительный немолодой мужчина примерял перстень, а две молоденькие девушки примерно ее возраста, похоже, еще не решили, что покупать и покупать ли вообще, так что просто разглядывали витрину. Пройдясь вдоль прилавка, Кристина оглядела предлагаемый ассортимент, но не нашла ничего интересного, как вдруг ее внимание привлек светловолосый человек в плаще, довольно прилично одетый, но почему-то очень подозрительный, о чем-то напряженно споривший со скупщиком. Усердно продолжая изображать интерес к товарам, она постаралась незаметно приблизиться на такое расстояние, с которого можно было хоть что-нибудь услышать.
Пинком отбросив стул, здоровяк направился к нагло улыбавшемуся Джулиану, расталкивая всех в стороны. Сбив с ног нерасторопного выпивоху, он оказался лицом к лицу с Джином и без предисловий занес для удара кулак. Резкий, без замаха, хук слева бросил громилу на ближайший стол. Очумев от злости, Дуболом вскочил на ноги и бросился на Джулиана снова. Увернувшись от огромного кулака, Рон младший четко ответил ударом под дых. Хватающий ртом воздух бугай отскочил назад, беспорядочно размахивая руками, и получил следующий хлесткий удар ногой по лицу. Закрутившись волчком, огромный детина с грохотом повалился на стойку.
- Сукин сын! – заорал кто-то, и в Джина полетела табуретка.
- Не трожь Рона, ублюдок! – зарычал Гризли, подручный Косого Джо и приятель Джина, отправляя перехваченную табуретку обратно.
- Наших бьют!!! – взвыл другой голос, и началась свалка.
Распрощавшись с Гарри и закинув покупки домой, Джулиан отправился в кабак Косого Джо – потакать поднявшемуся настроению. В светлое время суток народу там было поменьше, но зато было в три раза меньше шансов получить заточку в ребра.
Поплутав немного по узким грязным переулкам, – при свете дня он ориентировался куда хуже, чем ночью - Джулиан, наконец, оказался у знакомой двери. Легонько пнув ее ногой, он вошел в дымный полумрак этого сомнительного питейного заведения. В большинстве случаев Джин Рон любил одиночество, но бывали и такие моменты, когда ему хотелось посидеть и выпить в компании пробитых подонков и негодяев, а также симпатичных, хоть и не блещущих умом, официанток. Так было и сегодня. Появление Джулиана в кабаке было встречено радостными воплями:
- О-па, да это же Джин Рон!
- Долбаный компот! Вы посмотрите, кто пришел!
- Ядрить твою... Эй, Серый, это правда ты? Где пропадал?
- Да так... Занимался повседневным трудом... - ответил Джин с улыбкой. – Ну, вы понимаете: крал, убивал, насиловал... Короче как обычно!
Толпа завсегдатаев ответила дружным ржанием. Пройдя к любимому столику в углу, Джулиан свалился на жесткое деревянное сиденье и, соблюдая традицию, заорал:
- Выпивку всем! За мой счет!
Суть традиции заключалась в том, что любой новый посетитель или долго не появлявшийся завсегдатай был обязан поставить выпивку для всех присутствующих не менее двух раз.
Кристина сидела на ящике с открытой бутылкой вина, обнаружившейся, как и говорил Джин, в одном из ящиков. Она уже изрядно выпила и искренне удивлялась, почему этот бесцеремонный вор не захотел ее. Ярость куда-то подевалась, и как не старалась, Кристина не могла ее отыскать. Осталось только уязвленное самолюбие, и совсем не оттого, что ее бросили голой в какой-то дыре. Она сгорала от обиды, потому что наглый вор не польстился на прекрасное, как считала Кристина, тело, да еще и обнаженное. С другой стороны, надо было радоваться, что ее все же оставили с ее невинностью, о которой так пекутся все девушки ее происхождения, не считая Лизы.
Меня зовут Джулиан Рон. Патрик Рон – мой брат.
- Не может быть! – не поверила Кристина. – Патрик – граф, уважаемый человек, друг короля...
- Как будто вы не знаете, как он стал графом... - бросил Джин пренебрежительно. - Якобы специально закрыл собой короля от летящей стрелы! Черт, надо ж было такое выдумать...
- Это не выдумка! – вступилась она за Патрика.
- Вот только не надо говорить, что он герой! Этот трус никогда бы не стал собой рисковать ради других! Уж я то его знаю, можешь мне поверить!
- Никогда! Можешь сколько угодно говорить, что ты брат Патрика, мне плевать! - перешла в нападение Кристина. – Я верю ему, а не тебе! А он говорил, что у него нет родственников...
- Конечно! – усмехнулся Джулиан. – Какому графу нужен такой брат? Обо мне он вспоминает только тогда, когда это ему нужно! Но хватит об этом, сейчас важно другое: заставить тебя прекратить за мной гоняться!
- Ничего себе! – воскликнула Кристина, уже немного освоившаяся спорить с вором, в чем мать родила. – Да, наглости тебе не занимать! Украл фамильную реликвию, потом и меня похитил, привел в какой-то гадюшник, раздел... А теперь хочешь от меня избавиться? И как же ты собираешься это сделать?
- Отдам тебе кольца!
Ах ты скот, братишка! - подумал Джин. Он, конечно, всегда знал, что его брат –изрядная тварь, но не настолько же? Патрик ведь легко мог найти себе старую каргу, жить которой осталось пару лет, а после ее смерти снова бы стал свободен... Но нет, ему подавай молодую и красивую. А о том, что о ней люди говорить будут, когда он семисотый раз ей рога наставит, ему плевать…
Услышав жалобный всхлип, Джулиан поднял голову и увидел, что обнаженная Кристина сидит на пыльной коробке и тихо плачет. Ситуация, поначалу казавшаяся Джину даже слегка забавной, теперь уже таковой не являлась. Случившееся явно было для девушки шоком, и теперь он чувствовал себя бесчувственной скотиной, почти такой же, как его брат.
Нервно сглотнув, девушка толкнула дверь и осторожно шагнула во тьму. Помещение было небольшим и пыльным. Повсюду валялись какие-то коробки, свертки, рулоны и ящики. Душераздирающе скрипнули петли, и комната погрузилась во тьму. Не выдержав нервного напряжения, Кристина расплакалась.
- Стойте спокойно! И прекратите хныкать... – сказал Джин своей пленнице, разглядывая ее подрагивающую от рыданий спину. Недешево приобретенное ночное зрение было одним из предметов его гордости. – Сейчас я зажгу свет.
Чиркнув спичкой, Джулиан повернул вентиль и запалил небольшой газовый фонарь на стене. Робко оглядевшись, девушка вытерла слезы и отступила к стене.
В дверь постучали. Сделав неуловимое движение рукой, гость заставил находившуюся на другом конце комнаты дверь распахнутся. Патрик выпучил глаза: человек, имени которого он так и не знал, помимо всего прочего оказался колдуном. Конечно, Рон-старший и раньше об этом подозревал, но все же надеялся, что могущество этого человека ограничивается всего одним даром. Ведь, как давно было известно, люди, сочетающие в себе дар мага с колдовским, встречаются крайне редко…
– И не разочаруйте меня, мистер Рон! – продолжил он. - Я ведь могу поговорить с вашим братом сам, а выплаченный вам аванс, во всех его аспектах, потребовать обратно, а в качестве компенсации за потраченное время заберу вашу жалкую душонку или несколько лет вашей паршивой жизни...
- Я... все сделаю... - прохрипел оцепеневший в кресле Патрик.
- Я надеюсь на это! – сказал маг и направился к двери.
- Ваше вино! – воскликнул замерший у двери дворецкий Гордон.
«Итак, чем бы заняться сегодня? – подумал Джулиан, щурясь от светящего в глаза солнца. – А не прогуляться ли мне до резиденции Ордена? Нет, пожалуй, не стоит... Раньше времени туда лучше не светиться. Тогда куда же?»
Решив, что, стоя на месте с задумчивым лицом он только привлекает к себе лишнее внимание, Джин повернулся и зашагал по неширокой улочке в сторону Квартала Торговцев. Дойдя до перекрестка, Джулиан свернул налево и, пройдя еще полсотни метров по широкой оживленной улице, увидел первую вывеску. «Джошуа и сыновья. Скобяные товары» было написано на ней. Прошагав мимо, Джин продолжил разглядывать вывески, пытаясь найти нужную. «Пирожки и сдоба», «Аптека Уилсона – лучшие лекарства в городе», «Таверна “Старый пень”», «Гильдия наемников», «Рыба и Мясо от Старины Джо», «Похоронные услуги», «Лучшая одежда и обувь на любой вкус»... Вывески становились все больше и красочнее, а обилие предоставляемых товаров и услуг просто поражало воображение.
Четыреста. – Поправил Гарри. – К тому же на вас распространяется скидка постоянного покупателя в пятьдесят монет. Итого – триста пятьдесят.
- Совсем даром! Нет, извини, но это не то, что мне нужно! Он просто-напросто не окупится. Я ведь вор, а не наемный убийца! Мне больше пригодились бы какие-нибудь острые железки или арбалет покомпактнее...
- В таком случае могу предложить вам вот этот легкий арбалет. Он достаточно мал для того, чтобы из него можно было стрелять одной рукой. Вместо приклада - удобная ручка. Стреляет точно, но недалеко. Метров на двадцать-тридцать, а дальше снаряд теряет скорость. Цена – двести шенов.
- Сто пятьдесят!
- Двести! – не уступал Гарри.
- А скидка? – выкрутился Джулиан. – Минус пятьдесят монет!
- А... э... на этот товар не распространяется!
- Это почему же? Раз уж есть скидка, то она должна распространяться на все!
- Только на товары дороже двухсот монет! – заявил Гарри.
- Конечно! А кто сказал, что этот арбалет стоит двести? Он стоит двести десять! То есть сто шестьдесят со скидкой.
- Сто восемьдесят... - поддался торговец.
- Сто семьдесят! Или не куплю! – пригрозил Джин.
- Сто семьдесят пять... Или не продам!
- По рукам! Заверните, пожалуйста!
Карету трясло и подбрасывало на ухабах, однако раздраженный Патрик явно не обращал на это внимания. Его мысли занимало другое, а именно пришедшийся так некстати визит Кристины, своим появлением спутавшей ему все планы своими идиотскими кольцами, из-за которых он теперь неизбежно опаздывал на прием к этому старому придурку, которого, не смотря на его непробиваемую тупость, все еще называли королем. В свете всего произошедшего у Патрика было только одно желание – отплатить по заслугам каждому, включая и Кристину, и проклятого гордеца Джулиана, из-за которого у него теперь стало одной серьезной проблемой больше, и старого венценосного урода, чей прием был ему на хрен не нужен.
Колеса загромыхали, оказавшись на мощеной камнем улице столицы, но Патрик, увлеченный планированием мести, этого даже не заметил. Зато это заметил его брат Джулиан, висевший под днищем кареты. Дождавшись подходящего момента, Джин разжал пальцы, сжимавшие переднюю ось, и шлепнулся на мостовую. Вскочив на ноги, он метнулся в темный переулок, так никем и не замеченный.
«За это надо выпить!» – подумал Джин, забираясь на крышу по водосточной трубе. На мокром от дождя, обычно суровом лице теперь обосновалась довольная улыбка. Так провести «любимого» братца ему еще не удавалось... Не только ограбил, но еще и прокатился на его карете! Жаль было только, что придется об этом молчать...
Потратив полчаса на то, чтобы пробраться по крышам в свое логово, Джулиан, наконец, ввалился в маленькую комнатушку под крышей одного из домов портового квартала. Конечно, это была не та комната, где он сегодня днем принимал своего брата. Здесь было куда более тесно, да и обставлена эта комната была куда беднее. Кровать, стол, стул да небольшой шкаф – вот почти все, что здесь было. Бросив сумку с добычей в угол, Джин свалился на кровать и заснул.
И теперь, удобно устроившись на потолочной балке погруженного в полумрак рабочего кабинета своего брата, Джин, во что бы то ни стало, решил восстановить справедливость, хотя пришел сюда вовсе не за этим. Не то, чтобы это была месть, просто подвернулся случай воздать братцу по заслугам…
Стараясь ничем не выдать своего присутствия, он перебрался на соседнюю балку и прислушался.
- Милорд? – этот голос, кажется, принадлежал дворецкому.
- Да, что еще? – проворчал в ответ Патрик.
- К вам пожаловали...
- Кого там принесло на ночь глядя?! – перебил граф.
- Вашу невесту, милорд!
- Так бы сразу и сказал! Ну, что стоишь? Веди ее сюда, дармоед!
- Да, милорд! – как ни в чем не бывало, ответил дворецкий и удалился, закрыв за собой дверь.
- Какого черта ей надо? – пробурчал Патрик себе под нос. – Мне же через час надо быть во дворце..